Фотофакты гуманитарной катастрофы на Юго-Востоке Украины

In this photo: Kovalev Mikhail Georgievich(surgeon, chief of surgery department of CCH n. a. Lenin in the city Slaviansk) holding dead girl. The girl was killed by the shell fragment when she came for the water. The girl’s name was Polina. She was simply starved of drink…
In this photo: endless water queues in Slaviansk.
In this photo: destroyed buildings in Amvrosievka.
На этом фото: сожженное маршрутное такси Краматорска.

Гуманитарная катастрофа на Юго-Востоке Украины

«Надо убрать войска,  и те и эти», -  говорит жительница села Жованка, находящегося в «серой зоне» донбасского конфликта – «по крайней мере, я так считаю. Потому что стрельба идет и с одной стороны, и с другой. Я не знаю, кто больше стреляет – я в подвале сижу. С января по начало сентября этого года, я ни разу не ночевала дома. Я не могу одного понять – зачем?! Зачем убивать людей, дома рушить? Людей ведь БОМЖами делают.  Если твой дом разбомбили – ты БОМЖ»…
Таких сел как Жованка на Донбассе сотни, а людей , которые не понимают, что и зачем происходит – сотни тысяч.  Разрушенные дома, больницы, школы, магазины, взорванные дороги и мосты, тысячи погибших и раненных – вот реальность, с которой пришлось столкнуться востоку Украины.
По данным ООН,  за два с половиной года военного конфликта потеряли жизни около 10 тысяч человек, более 21 тысячи раненных. Но это еще не все. Более одного миллиона украинцев были вынуждены покинуть свои дома и выехать в соседнюю РФ или другие страны, полтора миллиона разъехались по Украине, чтобы попытаться наладить жизнь и защитить детей. Однако, найти свое место вдали от малой родины удалось немногим  - отсутствие работы, унизительная необходимость собирать десятки справок для получения смехотворно малых выплат, многие часы простаивания на блокпостах, дискриминация – вот лишь часть тех проблем, с которыми приходится сталкиваться переселенцам в своей ежедневной жизни.  
С начала вооруженного конфликта только на подконтрольной Украине территории Донецкой области  повреждены более 9,2 тыс. жилых зданий и объектов инфраструктуры. Это около 7,5 тысяч жилых домов, 1,4 тысяч объектов электроснабжения, 69 объектов газоснабжения, 29 учреждений здравоохранения, 39 школ и 24 детских сада, 33 объекта дорожно-транспортной инфраструктуры и многое другое. Что касается неподконтрольных украинской власти территорий, то там ситуация ничем не лучше. Как сообщила уполномоченная по правам человека самопровозглашенной «ДНР», Дарья Морозова, разрушено 5720 жилых домов, 744 линии электропередач и пунктов распределения электроэнергии, 171 объект теплоснабжения,  46 объектов водоснабжения, 2669 объектов газоснабжения, 11 объектов в сфере водоотведения и канализационного хозяйства, 81 объект здравоохранения, 447 школ и детских садов,  54 профессионально-технических учебных заведения, 54 высших учебных заведения, объектов в сфере физической культуры и спорта, 51 учреждение культуры, 219 объектов дорожно-транспортной инфраструктуры, 56 объектов промышленного производства, 88 торговых предприятий, 224 объекта других сфер. Страшно себе даже представить, сколько средств  и усилий нужно будет потратить после завершения войны на то, чтобы восстановить инфраструктуру до прежнего уровня.
Но и помимо разрушенных обгорелых зданий есть то, что будет десятки лет напоминать о катастрофе, которая произошла в нашей стране в начале нового тысячелетия -  эпохи сверхскоростного интернета, роботов и  генной инженерии, времени, когда, казалось бы, человечество давно должно было прекратить воевать. Это мины. Разбросанные по всему Донбассу – на полях, в посадках, городах и селах , они могут принести много горя и после окончания вооруженного конфликта.
Огромной проблемой на Востоке нашей родины является нехватка медицинской помощи – как лекарств, так и, собственно, медицинского персонала. Во время обострений боевых действий человеку с «обычной»  болезнью практически невозможно вызвать скорую помощь, ведь появляются те, кто больше нуждается в руках врача, нежели люди с обострением перитонита или воспалением легких. Однако в некоторые прифронтовые районы скорая помощь не доходит совсем – это, в первую очередь, так называемая «серая зона». Территория протяженностью около 100 километров между войсками противоборствующих сторон осталась без света, газа и медицины.
  Политические позиции жителей  «серой зоны» разделились. Одни поддерживают сепаратистские республики, другие Украину. Однако это не приводит к ссорам и конфликтам. Прячущимся по подвалам односельчанам некогда ругаться из-за политики. Беда объединяет, включает механизмы взаимопомощи, не зависимо от приверженности к флагам и лозунгам. Сегодня бомба прилетела во двор к соседу и ему надо помочь – помогут всем селом. Ведь завтра бомба прилетит в другой двор.
По дороге домой, я вспоминала лица этих людей. Простые украинские лица. Точно такие же лица можно встретить в Киеве, в Чернигнове, в Хмельницком,  в любом другом украинском городе. Я думала о их взаимопомощи, и о том что она должна  стать примером для всей Украины. Я смотрела на лица украинских военных. Они ничем не отличались от лиц других военных – тех, кого я встречала по ту сторону линии разграничения. Однако, в отличие от жителей «серой зоны» эти люди готовы убивать друг друга за интересы чужих и ненужные им людей, за их карьеры и места в парламенте и  правительстве. Вероятно, мы просто еще не подошли к той черте, когда политические разногласия отходят на второй план, и люди объединяются во имя общего будущего. Я уверена, что рано или поздно это произойдет, иначе судьба нашего народа может превратиться в разрушенную войной и простреливаемую со всех сторон «серую зону».

Станица Луганская 2 июля 2014. фото Валерий Мельников / РИА Новости и Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС

Три тысячи буханок хлеба для жителей г. Славянска

Эвакуация людей из г. Славянска

Просим вас при использовании вышеприведенных фото указывать их источник и ссылку на него. Благодарим за понимание!